Adventist young people convicted for their objection to military service, 1923.

Photo courtesy of D.O. Yunak.

Адвентисты и воинская служба в Советском Союзе

By Dmitry O. Yunak

×

Dmitry O. Yunak graduated in Finance and Economics from a Soviet secular educational institution and completed a six-year course of Theology at an underground SDA Theological Institute (Moldova, USSR). In the Soviet times, he served as a pastor, administrator, and bible/history professor in the underground Theological Institute. In 1990, he was appointed as Treasurer and Publishing Ministries Director for the USSR Division. After the Euro-Asia Division was organized in 1991, Dmitry O. Yunak served as ESD auditor and under treasurer. He was the author of a dozen of SDA history books and scores of other publications. He owns a major SDA history archive.

First Published: February 28, 2024

Октябрьская революция 1917 года, свергнувшая Вре­­менное правительство, внесла новые коррективы в работу Церкви Адвентистов Седьмого Дня в России.

В июле 1918 г. была принята Конституция Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР), в 13-й статье которой говорилось: «Каждому гражданину предоставляется свобода как религиозной, так и антирелигиозной агитации (пропаганды)»1.

24 августа 1918 г. Народный Комиссариат Юстиции (Наркомюст) издал Инструкцию, в которой указывалось, что «под Декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» подпадают все религиозные общества и вероисповедания: православные, старообрядцы, католики всех толков, армяно-григориане, протестанты, а также магометане, буддисты, ламаисты»2.

22 октября 1918 г. Революционный Военный Совет Республики (РСФСР) издал приказ, который гласил:

Принять к руководству и исполнению при произ­водстве призывов граждан республики на военную службу нижеследующее постановление Революционного Военного Совета Республики от 10 октября сего года: «Советская власть, проводя в жизнь полное отде­ление Церкви от Государства, считается в то же время с искренними честными религиозными взглядами отдельных лиц, поскольку они не направлены против основ трудового общежития и интересов рабочего класса. Поэтому на военнообязанном, заявлявшем о невоз­можности по его религиозным убеждениям исполнить во­ин­ский долг, лежит обязанность доказать перед соответ­ствующим учреждением судебно-следственного характера, что эти религиозные убеждения не являются простым прикрытием его трусости или недобросовестности. В том случае, если это будет установлено, во­ен­нообязанный может быть освобожден от непосредствен­ных боевых обязанностей с тем, однако, что он зачисляется в санитарную команду, дабы выполнить свой долг в рядах армии без противоречий со своими религиозными взгля­дами, но, не уклоняясь от той опасности, навстречу которой идет подавляющее большинство рабочих и крестьян при­зывных возрастов».

Председатель Революционного Военного Совета Рес­публики – Л. Д. Троцкий; Главнокомандующий всеми вооруженными силами Республики – И.И. Вацетис3

Для содействия призывникам, желавшим получить замену военной службы на альтернативную, в ноябре 1918 г. в Москве был образован Объединенный Совет рели­гиозных общин и групп, в состав которого вошли пред­ставители следующих религиозных органи­заций: от общества «Истинной свободы в память Л. Н. Толстого» – В. Г. Чертков, К. С. Шохор-Троцкий, Кл. Пла­тонова, Н. Н. Гусев; от трудовой общины-коммуны «Трезвая жизнь» – И. Н. Колосков, А. П. Сергеенко; от менонитов – Г. Г. Фрезе, П. Ф. Фрезе; от евангельских христиан – В. И. Долгополов, В. И. Чириков; от христиан-баптистов – П. В. Павлов, М. Д. Тимошенко, и от христиан-адвентистов седьмого дня – И. А. Львов и В. М. Теппоне (несколько позже в этот Совет вошел Г. И. Лебсак, который проработал в нем до 1922 г.).

Главная задача Объединенного Совета состояла в от­стаивании принципов свободы совести во всех ее прояв­лениях, в частности, защита лиц, отказывающихся от военной службы по религиозным убеждениям.

4 января 1919 г. был опубликован Декрет Совнаркома «Об освобождении от воинской повинности по религи­озным убеждениям», который гласил:

  1. «Лицам, не могущим по своим религиозным убеж­дениям принимать участие в военной службе, пре­доставить право по решению Народного Суда за­менить таковую на определенный срок призыва его сверстников санитарной службой, преимущес­твен­но в заразных госпиталях или иной соответ­ству­ющей общеполезной работой, по выбору самого призываемого.
  2. Народный Суд, при постановлении своего решения о замене воинской повинности другой гражданской обязанностью, запрашивает экспертизу Москов­ско­го «Объединенного Совета религиозных общин и групп» по каждому отдельному делу. Экспертиза должна простираться как на то, что определенное религиозное убеждение исключает участие в во­енной службе, так и на то, что данное лицо дей­ствует искренно и добросовестно.
  3. В виде изъятия (исключения): «Объединенный Со­вет религиозных общин и групп» вправе возбуж­дать особое ходатайство перед Президиумом Все­рос­сийского Центрального Исполнительного Коми­тета о полном освобождении призывника от воен­ной службы без всякой замены ее другой граж­данской обязанностью. Это делается в том случае, если будет доказана недопустимость такой замены с точки зрения не только религиозного убеждения во­обще, но и с точки зрения сектантской литературы, а равно и личной жизни соответ­ствующего лица.

Примечание: Возбуждение и ведение дела об освобождении определенного лица от военной служ­бы предоставляется как самому призываемому, так и «Объединенному Совету религиозных общин и групп», причем Совету предоставляется право ходатайствовать о рассмотрении дела в Московском Народном Суде.

Председатель Совета Народных Комиссаров – В. И. Ульянов (Ленин); Народный Комиссар Юстиции – Курский; Управляющий делами Совета Народных Комис­саров – В. Бонч-Бруевич; Секретарь – Л. Фотиева

4 января 1919 года. Москва. Кремль»4.

Было также опубликовано разъяснение к этому Декрету о том, что ве­рующие, подлежащие призыву на военную службу, ко­торые по своим религиозным убеждениям считают для се­бя нравственно невозможным участвовать в каком бы то ни было военном деле, прямо или косвенно направленном на убийство человека, могут воспользоваться изданным Декретом и получить освобождение от военной службы. Для этого они должны были подать заявление в Народный Суд с просьбой освободить их от военной службы и за­менить ее другой альтернативной повинностью.

С. К. Степанов в 1986 г. рассказывал автору этих строк, как он в 1923 г. воспользовался этим Декретом и отбывал срок службы в санитарных частях, где и приоб­рел медицинскую специальность, которая впоследствии спасла его от смерти в тюремном заключении.

Когда после издания первых декретов Советской власти открылись двери тюрем, члены Адвентистской Цер­кви узнали, что более «70 адвентистов… были осуж­дены на каторжные работы, потому что по религиозным сообра­жениям отказались служить в армии с оружием в руках. Им были определены сроки от 2 до 16 лет»5.

 Однако Со­ветская власть, изначально безбожная и атеистическая, по сути, не могла долго мириться с той трактовкой Конституции, которая была предложена В. И. Лениным, принята  V Всероссийским съездом Советов 10 июля 1918 г. и закрепляла положение о равенстве воз­можностей как религиозной, так и антирелигиозной про­­паганды (буквально «агитации»). Не могло атеистичес­кое государство также долго мириться с альтернативной во­енной службой для верующих.

После смерти В. И. Ленина свободу совести стали рез­ко ограничивать. Конституция СССР 1924 г. отражала в этом вопросе определенную тенденцию к ограничению религиозной деятельности. Статья о свободе со­вести в этой Конституции признавала за верующими лишь право «религиозных исповеданий». Это означало только пассивное испо­ведание религии, а не ее пропаганда и, тем более, распространение. Наоборот, антирелигиозники приобретали особые пра­ва и привилегии, и им предоставлялась свобода антире­ли­гиозной пропаганды. Так как подобная пропа­ганда была орудием власти, то она и финансировалась го­сударством и всячески поощрялась.

В 1925 г. был организован «Союз воинствующих безбожников» и стала издаваться газета «Без­божник». Следует отметить, что в Сталинской Конституции 1936 г. и вышеупомянутые сво­боды были урезаны: за верующими признавалась лишь «сво­бода отправления религиозных культов». Свобода же «антирелигиозной пропаганды» теперь признавалась «за всеми гражданами», практически, за государством в целом.

Соответствующие органы поставили перед собой задачу заставить верующих признавать для себя обяза­тель­­­ной военную службу наравне со всеми гражданами страны.

Более того, с 18 сентября 1925 г. вступил в действие но­вый закон ВЦИК СССР об обязательной военной службе. Статья 216 этого документа указывала, что «освобождение от обязан­но­­с­тей военной службы должно происходить на основе по­с­тановления суда и распространяться в основном на тех, кто родился и воспитывался в семьях, религиозные воз­зре­ния которых запрещают несение военной службы с ору­жи­ем в руках. На выходцев из неверующих семей или имев­ших неверующих воспитателей это положение не распрос­траняется»6.

21 декабря 1926 г. на заседании Всесоюзного Совета Адвентистов Седьмого Дня (ВСАСД) был поднят вопрос «О службе в Красной Армии». Было отмечено, что «правление ВСАСД в течение нескольких месяцев по­лучило из разных союзов общин заявления, что местные власти требуют вполне определенных разъяснений непо­нят­ных для них слов в декларации Пятого Всесоюзного Съез­да по военному вопросу, и особенно Украинский НКВД… в письме от 9.10.1926 г. за № 26779/203 предложил Совету Всеукраинского Объ­еди­нения АСД дать конкретный ответ по этому вопросу, ибо в про­тивном случае не будут разрешены съезды АСД…». Упоминалось, что в Днепропетровске был закрыт молитвенный дом и кон­фис­кован инвентарь из-за неясного изложения вышеука­зан­ного вопроса. Власти определенно требовали от верующих «служить в Красной Армии наравне со всеми гражданами»…О подобных случаях сообщали из Самарской общины и Средне-Си­бирской конференции. В результате ВСАСД вынес решение: «На пред­стоящих Всеукраинском и Всероссийском съездах сделать в соответствующем месте Декларации по военному воп­ро­су соответствующее изменение и добавление слов: «…нарав­не со всеми гражданами; в случае же отказа со стороны кого-либо из АСД от строевой службы, организация АСД за таковых не отвечает»7.

В апреле 1927 г. правление ВСАСД избрало комис­сию по подготовке проекта резолюции о воинской повин­ности для членов Церкви АСД, которую надлежало представить на съездах унионов и Всесоюзном съезде. В комиссию во­ш­ли Я. Я. Вильсон, П. А. Свиридов и К. С. Шамков8.

Так родилась Декларация, принятая на Шестом Всесоюзном Съезде Адвентистов Седьмого Дня. Текст этой резолюции гласил: «Основываясь на уче­нии Священных Писаний Ветхого и Нового Заветов (1 Цар. 8:10-12; 10:25; Лк. 20:25; Рим. 13:1-8; Тит. 3:1), сог­лас­но которому правительство является Божьим установлением для наказания злых, во благо добрым, а также принимая во внимание Декларацию Пятого Всесоюзного Съезда Адвен­тис­тов Седьмого Дня о нашем отношении к Советской власти, Шестой Всесоюзный Съезд настоящим разъясняет и постановляет, что АСД обязаны отдать «кесарево кесарю, а Божие Богу», неся государственную и военную службу во всех ее видах на общих для всех граждан за­конных основаниях. Всякого, кто будет учить иначе и побуждать к ук­лонению от несения государственных повинностей, Съезд рассматривает как лжеучителя, идущего против учения Священного Писания, отделяющегося от единства Церкви Божией и ставящего себя вне организации АСД»9.

Сегодня очевидно и достоверно известно, что такой текст был навя­зан извне органами, разрешившими прове­де­ние съезда. Более того, с подобной повесткой прошли уже съезды ме­ст­ных конференций и миссионерских полей.

Церковные руководи­тели, видевшие надвигающуюся уг­ро­зу самому существованию Церкви, пытались как-то уго­дить власти. Кроме того, деле­гаты перед поездкой на съезд тщательно «обрабатыва­лись» органами НКВД. Пресле­до­ва­лась цель вну­шить делега­там, как важно проголосовать за это решение.

Сколько боли, переживаний для членов Церкви АСД принесла принятая на Шестом Всесоюзном Съезде Декларация о службе в армии «наравне со всеми гражда­нами»! В начале 1930-х гг., сразу же после перерегистрации общин, ка­ждый член Церкви должен был заполнить опросный лист, пункт 7 которого гласил: «Ваше отношение к постановлению Шестого Всесоюзно­го Съе­зда о военной службе наравне со всеми гражданами…»10.

Ю. А. Розенбаум, известный правовед, отмечал по этому поводу:

Обеспечивая равноправие граж­дан, независи­мо от их отношения к религии, правовой ре­жим отделения це­ркви от государства предусматривает, что все граждане, веру­ющие и неверующие, несут одина­ко­вые обязанности, воз­ложенные на них Конституцией СССР и другими совет­скими законами.  

На практике нередко возникают вопросы, связанные с работой граждан, которые по своим религиозным убеж­дениям не хотят пользоваться общеустановленными днями отдыха, а желают отдыхать в другие дни недели, напри­мер, в субботу (адвентисты), пятницу (мусульмане) или в иные дни, совпадающие с религиозными праздниками. Сле­дует сказать, прежде всего, что сама по себе постановка вопроса о предоставлении привилегий или исключений из об­щих правил гражданам в связи с их вероисповеданием непра­вомерна....

Всеобщая воинская обязанность является законом, а воинская служба в рядах вооруженных сил – почетной обя­занностью граждан СССР  (ст. 62 Конституции СССР)… В первые годы Советской власти, когда в стране бы­ло много верующих и культурный уровень населения был еще низок, советское законодательство допускало возмож­ность освобождения граждан в связи с их религиозными убеждениями от исполнения отдельных гражданских обя­занностей при условии замены одной обязанности дру­гой… В частности, на основании этого положения прак­тиковалось освобождение граждан от военной службы по религиозным убеждениям…

В 1939 г. при обсуждении Верховным Советом СССР проекта Закона о всеобщей воинской обязанности отмечалось, что число освобождаемых от военной службы по религиозным убеждениям исчисляется по Советскому Союзу единицами. В этих условиях Верховный Совет СССР счел нецелесообразным включать в новый закон По­ложение об освобождении от воинской службы по рели­гиозным убеждениям. Действующий в настоящее время Закон о всеобщей воинской обязанности также не допускает освобождения от воинской обязанности в связи с религиозными убеж­де­ниями граждан»11.

Как ока­залось, поло­жение об освобождении от вои­нской службы по рели­гиозным убеждениям и об альтер­нативной службе не было отменено в Советском Союзе вплоть до 1939 г. В последующие годы, несмотря на все предписания, большая часть членов Церкви АСД оставалась верной Заповедям Божьим. При мобилизации в военное время они были готовы поже­ртвовать свободой и даже жизнью ради верности Богу. Многие адвентисты, призванные в армию с началом Второй мировой войны, отказались нарушать четвертую и шестую заповеди и были осуждены, а некоторые публично расстреляны.

В мирное послевоенное время призывники в армии также от­стаивали свои убеждения, Некоторые из них были осуждены и отбывали срок в военно-дисциплинарных батальонах. Иногда встречались командиры, которые проявляли сочувствие и снисходительность к верующим военнослужащим и предоставляли адвентистам возможность проходить службу в таком месте, где они могли не нарушать субботу. Когда были сформированы военно-строительные отряды (ВСО), адвентистские призывники обращались в военкоматах с просьбой отправить их служить в стройбат, где они могли служить без оружия и отстаивать отдых в субботу.

Список первоисточников

Архив Московской общины АСД (1920-1930).

Баптист Украины, № 2, 1926.

Отчеты заседаний правления ВСАСД (1920-1930). Архив Церкви АСД.

Отчет VI Всесоюзного Съезда Адвентистов Седьмого Дня (Москва, 12-19 мая 1928 г.). Заседание 7, п. 14.2. Киев: Всеукраинское объединение АСД, 1928. 

Розенбаум, Ю.А. Советское государство и церковь. Москва: Наука, 1985.  

Юнак, Д. О. История Церкви Адвентистов Седьмого Дня в Рос­сии (1886-2000). Заок­ский: Источник жизни, 2002.

Seventh-day Adventist Encyclopedia. Washington, D.C.: Review and Herald Publishing Association, 1976.

Примечания

  1.  Д.О. Юнак, История Церкви Адвентистов Седьмого Дня в Рос­сии (1886-2000) (в двух томах) (Заокский: Источник жизни, 2002), т. 1, 157-159.
  2. Там же.
  3. Там же.
  4. https://антисистемы.рф/nkjust.html.
  5. Seventh-day Adventist Encyclopedia (Washington, D.C.: Review and Herald Publishing Association, 1976), Vol. 10, 1527. 
  6. Баптист Украины, № 2, 1926, 56.
  7. Д.О. Юнак, История Церкви Адвентистов Седьмого Дня в Рос­сии (1886-2000) (в двух томах) (Заокский: Источник жизни, 2002), т. 1, 227-228. 
  8. Там же, 228.
  9. Отчет VI Всесоюзного Съезда Адвентистов Седьмого Дня (Москва, 12-19 мая 1928 г.). Заседание 7, п. 14.2. (Киев: Всеукраинское объединение АСД, 1928), 11-12.   
  10. Архив Московской общины АСД (1920-1930).
  11. Ю.А. Розенбаум, Советское государство и церковь (Москва: Наука, 1985), 82-87.
×

Yunak, Dmitry O. "Adventists and Military Service in the Soviet Union ." Encyclopedia of Seventh-day Adventists. February 28, 2024. Accessed April 10, 2024. https://encyclopedia.adventist.org/article?id=9D6G.

Yunak, Dmitry O. "Adventists and Military Service in the Soviet Union ." Encyclopedia of Seventh-day Adventists. February 28, 2024. Date of access April 10, 2024, https://encyclopedia.adventist.org/article?id=9D6G.

Yunak, Dmitry O. (2024, February 28). Adventists and Military Service in the Soviet Union . Encyclopedia of Seventh-day Adventists. Retrieved April 10, 2024, https://encyclopedia.adventist.org/article?id=9D6G.